?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: животные



Шведский ритейлер Н&М пожалел ангорских кроликов
Крупнейшая в Европе розничная сеть по торговле одеждой, шведская компания Н&М (Hennes & Mauritz) прекратила выпуск продукции из шерсти ангорского кролика. Сообщение об этом опубликовано на сайте компании.

“Н&М немедленно прекращает производство всей продукции из ангоры, - говорится в пресс-релизе. - Н&М не принимает жесткого обращения с животными. Мы выпускаем изделия из шерсти ангорского кролика, с которым хорошо обращались в животноводческом хозяйстве”. В Н&М объяснили, что регулярно проверяют поставщиков, но не всегда могут контролировать. Шведский производитель предложил клиентам, которые приобрели одежду из ангорской  шерсти в магазинах Н&М, вернуть деньги за покупку.

На сайте PETA - организации, которая борется за права животных, подробно рассказывается, как добывается ангорская шерсть, и которой делается теплая одежда. Каждые три месяца ее вручную сдирают с живых кроликов. Оператор PETA снял шокирующее видео об этом (контент может оказаться неприемлемым для некоторых пользователей - прим. ред.)

Шведский ритейлер Н&М пожалел ангорских кроликов

Кролики, тем временем, живут в грязных маленьких клетках на фермах. Большинство таких ферм находятся в Китае, где не предусмотрено наказание за жестокое обращение с животными.

Как отразится на прибыли компании Н&М отказ от продукции из ангорской шерсти, пока не сообщается. По данным на сентябрь 2013 года, чистая прибыль ритейлера выросла на 22% по сравнению с предыдущим годом и составила 4,43 млрд шведских крон или $690 млн. Главный исполнительный директор H&M Карл-Йохан Перссон пообещал открыть новые онлайн-магазины в 2014 году, развивать новые бренды - COS и & Other Stories.
http://www.rb.ru/article/shvedskiy-riteyler-nm-pojalel-angorskih-krolikov/7255707.html
"Polityka", Польша
Марта Зараска (Marta Zaraska)

Обычный поляк не притронулся бы к мясу собаки, у конины (чаще всего в виде сухой колбасы и татарского бифштекса) поклонников тоже немного. Зато говядина, птица и свинина постоянно присутствуют на наших столах. Особенно мы любим свинину, съедая в год в среднем 40 килограммов на человека. Между тем в мире есть народы, которым традиционные польские виды мяса кажутся столь же отвратительными, как нам сосиски из собаки или жареный пенис осла (китайский деликатес). И речь здесь не только про индусов и их священных коров или мусульман и евреев, которым религия запрещает есть свинину.

Во многих африканских племенах женщинам не разрешается есть курицу, а, например, племя ниоро в Уганде не берет в рот рыбы. В племени урапмин в Папуа-Новой Гвинее до недавнего времени считалось нормальным употреблять в пищу человеческое мясо (если это был убитый член враждебного племени), при этом, например, собачатина была под запретом. Между тем в Южной Корее на тарелки ежегодно попадает полтора миллиона собак. По мнению 83 процентов корейцев, собачатина — совершенно нормальное мясо, а если что-то следует запретить, то говядину (так считают 33 процента).

Представления о том, какое мясо пригодно в пищу, отличаются не только по частям света, но и меняются с течением времени. Самый яркий пример — конина. В январе этого года, после того как ирландцы установили, что в продававшихся у них продуктах из говядины содержалось конское мясо, глава Управления по безопасности продуктов питания Алан Рейли (Alan Reilly) с возмущением говорил BBC: «В ирландской культуре нет обычая есть конину». Однако у предков современных ирландцев на этот счет было другое мнение, в доказательство чего они оставили археологам груды конских костей со следами человеческих зубов. Откуда берутся и как эволюционируют пищевые табу? Возможно, мы просто не едим тех животных, которые особенно близки нашему сердцу?

Мясное блюдо


Существуют народы и племена, которые видят в животных одновременно и друга, и обед. Например, французы, с одной стороны, обожают своих скакунов, а с другой — с аппетитом едят жареные конские мозги или стейки из конины. Степные народы в Центральной Азии не испытывают (и никогда не испытывали) проблем с тем, чтобы есть своих коней, хотя они им очень близки. Это делают монголы, киргизы и казахи. Более того, они считают конину самым благородным мясом (особенно жир из-под гривы). Казахи, например, полагают, что конина портится медленнее говядины и от нее не болит желудок, а кроме этого она прекрасно подходит для отлученных от груди младенцев.



Read more...Collapse )

inoСМИ.Ru
inoСМИ.Ru




Tags:

ПАМЯТНИКИ РОССИИ

Много таких памятников разным событиям, людям, животным и персонажам есть и в России. Например, в Томске стоит памятник счастью, которое в самом простом представлении заключается не в достижениях и любви, а в простом чувстве сытости и тепла. И это чувство для бывших граждан Советского Союза олицетворяет волк из мультика про «ну ты это... если что... заходи». Судя по обилию памятников, посвященных ЖКХ, жители России ценят и простой бытовой комфорт.
В этих воплощениях памяти простых людей много доброго, забавного и удивительного. AdMe.ru собрал тридцать самых необычных памятников в России.

Read more...Collapse )

ADME.RU

СОБАЧЬЯ ПРОСТИТУЦИЯ

Алена Долецкая

Антонио Темпеста. Две собаки спаривающиеся и борющиеся.Антонио Темпеста. Две собаки спаривающиеся и борющиеся.

У меня живут два редких персонажа. Вполне себе человеческие типы. Это не отменяет того обстоятельства, что это два кобеля породы хаски. Папу зовут Рэй, ему 14 лет, он мудрый отец и вообще лорд. История его воцарения в моей жизни увлекательна хотя бы потому, что продавец решился мне его продать, только узнав, под каким солнечным и лунным знаком зодиака я родилась. Кроме того, я мечтала о голубоглазом хаски, а когда, наконец, нашла, то вместе с голубоглазым, «в нагрузку», этот безумный астропараноик отдал мне второго щенка, типа бракованного и при том кареглазого, но страстно в свои два месяца бросавшегося мне в объятия. С браком, причем неизлечимым, оказался голубоглазый, и пришлось его вернуть параноику, а кареглазый остался. Был назван Рэй. Рэй Чарльз. Рэй Кавакубо. Ray of light.

Года три назад оказалось, что без продолжения рода никак, его скрестили с такой же благородной леди хаски и получился сын. Сына зовут Чарльз. Ну, то есть вместе они Рэй Чарльз, что позволяет сделать правильный вывод о моих музыкальных пристрастиях. Чарльз — бесконечно улыбающееся, солнцеподобное и ко всем (особенно к дамам всех пород и подвидов) благоволящее существо.

Но моя история — из бурной биографии отца-Рэя.

Как только он подрос, обнаружилось, что он может сорваться с места, убежать с участка, исчезнуть, свалить. За сучкой. Даже если она текла в пяти километрах от дачи. После неоднократных часовых поисков в пижаме в пять утра по Пахре, я судорожно набросилась на специальную литературу. И в американской базовой книге про хаски читаю, написанное черным по белому: если вы, дескать, купили кобеля хаски, учтите, что их сексуальность исключительно высока. И если имеется сучка в соответствующем физическом расположении в двух, трех, восьми километрах, он уйдет ее искать. Просто имейте это в виду — говорит мне американская книжка. И успокаивает: если в доме все в порядке, и отношения с хозяевами гармоничные, он обязательно вернется.

Ну и, в общем, все как по писаному. Рэй регулярно сбегает. А я регулярно совершаю ночные пробежки в исподнем, а днем обклеиваю заборы и деревья Пахры воззваниями, личным телефоном и обещаниями с три короба. Натурально, у него на ошейнике жетон с моим мобильным номером. Но он может заблудиться, его могут покусать, его может сбить машина, мы никогда не будем знать, в какую сторону и на сколько километров он ушел, потому что все, как в американской книжке сказано, — он готов и на очень далекое приключение. Конечно, порядочной и интеллигентной публики в округе оказалось немало, звонили, находили. Да и сам он возвращался, просто порой дня через два. Нервы стали сдавать. И вопрос надо было как-то решать.

И тут как-то раз ко мне на дачу заехал мой друг, журналист Игорь Свинаренко, и, услышав мои скорбные истории про сексуальные подвиги Рэя, говорит: «Слушай, я тут для “Медведя” написал смешную заметку про публичные дома для собак». Я столбенею: «О!»

Так как вся эта затея конфиденциальна, чтобы не сказать, нелегальна, договариваться нужно аккуратно. Но, понимая, что мечта сбылась, я звоню и пытаюсь, так сказать, объясниться.

— Здравствуйте, у меня ну очень сексуальный кобель. Я хочу ему счастья, и мне нужно это как-то обеспечить. Иначе он начинает искать вовне, а это приводит к рискам, которые я не в состоянии выдержать.

И на том конце провода мне говорят: да вообще не вопрос! Вам когда?

— Мне — хоть завтра! Только вот расскажите, что, да как, да почем.

Мне говорят: да вы не волнуйтесь... у нас проституточки очень чистые. Приедем к вам. У вас какой вес?

— У нас килограмм тридцать. А какие у вас породы?

— Ой, ну оно вам надо этим озабочиваться? У вас хаски, да? Ну так у нас есть колли, очень хорошая проституточка. Ему подойдет.

— Ну хорошо. А сколько за выезд?

Оказалось, кстати, недешево. Долларов 50, наверное, в пересчете.

В воскресенье на «жигулях» приезжают две женщины крепких форм, с жесткими коваными лицами. Собака у них в машине, но они ее не выпускают, дескать, давайте, заводим их в дом.

Я говорю: вы что?! Рэй в доме не может, никак. Он привык завоевывать женщин на свободе.

А они хором: слушайте, у нас тут на вашу романтику времени нет. Еще заказов полный день!

Вроде уговорила теток на участок. Из машины выскакивает их жизнерадостная девочка-колли, а тетки ее держат на коротком поводке. И говорят мне: А чой-то он у вас такой нерешительный?

Рэй смотрит на меня, потом на девочку-колли, потом на теток, потом опять на колли. Вижу, у него шок. Он же привык к увлекательным приключениям, к отношениям, так сказать. И не двигается.

  После всех загулов, когда он где-то носился, а я его находила с истерикой и свистом, у него оставалось чувство вины. 

— Чой-то он у вас какой-то вялый, — настаивают тетки.

— Ну, если Рэй вялый, то я — Саддам Хусейн. Он совсем не вялый. Он просто так не может. Давайте отпустим вашу собачку.

— Щас они тут будут развлекаться по вашим угодьям, а нам тут часами ждать?!

Ни в какую тетки не соглашаются: у них бизнес, вызовы.

Я говорю: понимаете, иначе ничего не произойдет. Хаски — про свободу, без нее никуда.

И, как могу, соблазняю их чаем, свежими хачапури, которые только что напекла. Все что угодно, только давайте выпустим собак оттянуться. Вешаю теткам лапшу: участок большой, заборы прекрасные, ничего не случится, и Рэй ее никуда не отпустит, потому что видно, что она ему нравится. Вешаю, вешаю, а у них клиенты ждут, а у нас романтика, жажда свободы и любви.

Искусная риторика и запах свежих хачапури сделали свое дело. Колли спустили с поводка. И тут началось.

Они понеслись друг за другом. Рэй был заметно озадачен, потому что до этого в его жизни были только побеги к чужакам. Туда, где бездомные собаки, потому что за забор, на чужой участок в культурном дачном поселке не забежишь. И судя по травмам, с которыми он возвращался со своих эскапад, парень бился всерьез. Мы его потом зашивали, бинтовали, лечили вонючей мазью, которая сращивает шкуру с тканями, и приводили в божий вид. А тут — никаких тебе препятствий. И у него в глазах было стойкое недоумение.

Разумеется, страсть победила, и все у них произошло, причем по полной программе. Кстати, вся эта беготня и знакомые движения сзади ерунда. А вот когда собаки входят в замок, это и есть самый главный момент — момент абсолютной обездвиженности и экстаза. У обоих — почти стеклянные глаза, и они несколько минут находятся в состоянии полного транса. Я этого никогда прежде не видела, потому что никогда не выписывала собаку-проституточку.

Все закончилось счастливо. Колли уехала. Рэй, усталый, но довольный, пошатываясь, лег на поляну под лилии и пролежал на ней до самого вечера. На морде у него была написана абсолютная благость.

Понимаете, после всех тех загулов, когда он где-то носился, а я его находила с истерикой и свистом, у него оставалось чувство вины. Завершением любого побега были скандал и крик. «Я же тебя восемь часов ищу, где тебя носит, я вся извелась, я боюсь за тебя, у меня нервы сейчас лопнут». И он всегда должен был лебезить, смущаться и извиняться. А здесь в первый раз в жизни — такая вот гармония.

И ты не кричишь, и я доволен. Вот оно счастье.


 

Profile

povalixa
povalixa

Latest Month

April 2015
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com