Category: животные

ЖИВИ СПОКОЙНО , АНГОРСКИЙ КРОЛИК !



Шведский ритейлер Н&М пожалел ангорских кроликов
Крупнейшая в Европе розничная сеть по торговле одеждой, шведская компания Н&М (Hennes & Mauritz) прекратила выпуск продукции из шерсти ангорского кролика. Сообщение об этом опубликовано на сайте компании.

“Н&М немедленно прекращает производство всей продукции из ангоры, - говорится в пресс-релизе. - Н&М не принимает жесткого обращения с животными. Мы выпускаем изделия из шерсти ангорского кролика, с которым хорошо обращались в животноводческом хозяйстве”. В Н&М объяснили, что регулярно проверяют поставщиков, но не всегда могут контролировать. Шведский производитель предложил клиентам, которые приобрели одежду из ангорской  шерсти в магазинах Н&М, вернуть деньги за покупку.

На сайте PETA - организации, которая борется за права животных, подробно рассказывается, как добывается ангорская шерсть, и которой делается теплая одежда. Каждые три месяца ее вручную сдирают с живых кроликов. Оператор PETA снял шокирующее видео об этом (контент может оказаться неприемлемым для некоторых пользователей - прим. ред.)

Шведский ритейлер Н&М пожалел ангорских кроликов

Кролики, тем временем, живут в грязных маленьких клетках на фермах. Большинство таких ферм находятся в Китае, где не предусмотрено наказание за жестокое обращение с животными.

Как отразится на прибыли компании Н&М отказ от продукции из ангорской шерсти, пока не сообщается. По данным на сентябрь 2013 года, чистая прибыль ритейлера выросла на 22% по сравнению с предыдущим годом и составила 4,43 млрд шведских крон или $690 млн. Главный исполнительный директор H&M Карл-Йохан Перссон пообещал открыть новые онлайн-магазины в 2014 году, развивать новые бренды - COS и & Other Stories.
http://www.rb.ru/article/shvedskiy-riteyler-nm-pojalel-angorskih-krolikov/7255707.html

Колбаса из собачатины, ветчина из обезьяны и прочие деликатесы

"Polityka", Польша
Марта Зараска (Marta Zaraska)

Обычный поляк не притронулся бы к мясу собаки, у конины (чаще всего в виде сухой колбасы и татарского бифштекса) поклонников тоже немного. Зато говядина, птица и свинина постоянно присутствуют на наших столах. Особенно мы любим свинину, съедая в год в среднем 40 килограммов на человека. Между тем в мире есть народы, которым традиционные польские виды мяса кажутся столь же отвратительными, как нам сосиски из собаки или жареный пенис осла (китайский деликатес). И речь здесь не только про индусов и их священных коров или мусульман и евреев, которым религия запрещает есть свинину.

Во многих африканских племенах женщинам не разрешается есть курицу, а, например, племя ниоро в Уганде не берет в рот рыбы. В племени урапмин в Папуа-Новой Гвинее до недавнего времени считалось нормальным употреблять в пищу человеческое мясо (если это был убитый член враждебного племени), при этом, например, собачатина была под запретом. Между тем в Южной Корее на тарелки ежегодно попадает полтора миллиона собак. По мнению 83 процентов корейцев, собачатина — совершенно нормальное мясо, а если что-то следует запретить, то говядину (так считают 33 процента).

Представления о том, какое мясо пригодно в пищу, отличаются не только по частям света, но и меняются с течением времени. Самый яркий пример — конина. В январе этого года, после того как ирландцы установили, что в продававшихся у них продуктах из говядины содержалось конское мясо, глава Управления по безопасности продуктов питания Алан Рейли (Alan Reilly) с возмущением говорил BBC: «В ирландской культуре нет обычая есть конину». Однако у предков современных ирландцев на этот счет было другое мнение, в доказательство чего они оставили археологам груды конских костей со следами человеческих зубов. Откуда берутся и как эволюционируют пищевые табу? Возможно, мы просто не едим тех животных, которые особенно близки нашему сердцу?

Мясное блюдо


Существуют народы и племена, которые видят в животных одновременно и друга, и обед. Например, французы, с одной стороны, обожают своих скакунов, а с другой — с аппетитом едят жареные конские мозги или стейки из конины. Степные народы в Центральной Азии не испытывают (и никогда не испытывали) проблем с тем, чтобы есть своих коней, хотя они им очень близки. Это делают монголы, киргизы и казахи. Более того, они считают конину самым благородным мясом (особенно жир из-под гривы). Казахи, например, полагают, что конина портится медленнее говядины и от нее не болит желудок, а кроме этого она прекрасно подходит для отлученных от груди младенцев.



Collapse )

inoСМИ.Ru
inoСМИ.Ru




ПАМЯТНИКИ РОССИИ

Много таких памятников разным событиям, людям, животным и персонажам есть и в России. Например, в Томске стоит памятник счастью, которое в самом простом представлении заключается не в достижениях и любви, а в простом чувстве сытости и тепла. И это чувство для бывших граждан Советского Союза олицетворяет волк из мультика про «ну ты это... если что... заходи». Судя по обилию памятников, посвященных ЖКХ, жители России ценят и простой бытовой комфорт.
В этих воплощениях памяти простых людей много доброго, забавного и удивительного. AdMe.ru собрал тридцать самых необычных памятников в России.

Collapse )

ADME.RU

МАРИНА ТАРАСОВА


http://new.zelao.ru/8/521/?off…

Зеленоградский районный суд обязал заслуженную артистку России, виолончелистку Марину Тарасову выселить из своей квартиры собак. Иск был подан ГУП «ДЕЗ № 1» — управляющей компанией корпуса 458, где живет артистка. В суде юрист компании и «очевидцы», не бывавшие дома у Тарасовой, дали ложные показания о количестве находящихся в квартире животных.

1.jpg

Иск был подан ДЕЗом 30 января и удовлетворен на судебном заседании 12 марта, сообщили Zelenograd.ru в пресс-службе суда. По требованию истца, Марина Тарасова обязана выселить из своей квартиры находящихся там животных, из-за которых в подъезде антисанитария и неприятный запах. Кроме того, псы постоянно и громко лают. Со слов Тарасовой, обращение в суд от имени управляющей компании инициировал сотрудник зеленоградской префектуры, проживающий с ней в одном подъезде (на разных этажах), и примкнувшая к нему группа жителей, преимущественно пенсионерок.

Количество собак в квартире — 15 — озвучил на судебном заседании юрист ДЕЗ № 1. Он же заявил, что хозяйка квартиры «использует её не по назначению». Как выяснилось позже, юрист слышал, что у Тарасовой есть приют для бездомных животных и решил, что он располагается в квартире. Между тем, приют «Санта» находится в Малино. Свидетели подхватили эту цифру. Дома у Марины Тарасовой действительно живут собаки, но их не пятнадцать, а пять. Другая группа жителей даже подтвердила этот факт документально. Не соответствует действительности не только количество собак, но и число комнат в квартире — в иске написано про двухкомнатную квартиру, а на самом деле комнат три.

В заявлении 13 жильцов подъезда (документ имеется в распоряжении Zelenograd.ru) говорится, что у Марины Тарасовой в квартире пять собак, которые не доставляют им беспокойства, по ночам не лают, выглядят ухоженными, находятся под контролем ветеринаров. Одна из соседок, Ольга, рассказала, что бывала в квартире Тарасовой, видела лично пятерых собак. Животные ей не мешают, особой антисанитарии в подъезде нет. Запах от собак, конечно, бывает, но не очень сильный — если в подъезде открыты окна, он практически не чувствуется. Женщина также отметила, что от ездящих под окнами машин шума больше, чем от собачьего лая.

Постановление суда обжалуют, сообщила Zelenograd.ru адвокат Марины Тарасовой Ольга Князева. Представители управляющей компании не посещали квартиру виолончелистки, в суд никаких справок и документов, в том числе об антисанитарии, истец не предоставлял — были только показания нескольких свидетелей. У ответчика, напротив, имеется справка об отсутствии нарушений санитарного состояния квартиры и прилегающей к ней территории. Кстати, постановление было вынесено судом в отсутствии ответчицы, хотя у той имелась уважительная причина неявки на заседание — больничный лист.

1.jpg

Примечательно, что, по словам соседей, в непосредственной близости от квартиры Марины Тарасовой, на первом этаже подъезда, установлен туалет для консьержки, который, цитируя классиков, «воздуха не озонирует». В том же подъезде есть и другие жильцы, которые держат несколько собак, но к ним претензий не предъявляют. Группа жильцов, развязавшая «войну» против Тарасовой, додумалась даже потребовать с неё дополнительную оплату консьержке за каждый вход и выход в подъезд при выгуле собак. В результате она старается гулять с собаками по ночам, чтобы лишний раз не попадаться соседям на глаза.

«Дело не в пяти собаках и не в суде, а в том, что власти не занимаются проблемой бездомных животных, — прокомментировал ситуацию другой сосед Марины Тарасовой, Валерий Борисович. — Марина фактически выполняет за них городскую программу, берет к себе больных собак, ухаживает за ними, а ей никто не помогает. Эти соседи лучше бы подали в суд на окружную администрацию, которая ничего не делает для решения проблемы безнадзорных животных».

Марина Тарасова — заслуженная артистка России, лауреат российских и международных музыкальных конкурсов. Более 20 лет в Зеленограде проводился Международный музыкальный салон классической музыки Александра Полежаева и Марины Тарасовой «Звезды России и стран Европы». Благотворительной помощью бездомным животных Тарасова занимается 25 лет, за это время спасла около двух тысяч животных. Деятельность виолончелистки была отмечена фондом «Меценаты столетия». Гонорары от концертов и пластинок классической музыки, записанных Тарасовой, идут на содержание её приюта «Санта». В прошлом году, после пожара, произошедшего в приюте, виолончелистка рассказала в интервью о своей деятельности и ситуации с бездомными животными в городе.




Collapse )
Zelenograd.ru

СОБАЧЬЯ ПРОСТИТУЦИЯ

Алена Долецкая

Антонио Темпеста. Две собаки спаривающиеся и борющиеся.Антонио Темпеста. Две собаки спаривающиеся и борющиеся.

У меня живут два редких персонажа. Вполне себе человеческие типы. Это не отменяет того обстоятельства, что это два кобеля породы хаски. Папу зовут Рэй, ему 14 лет, он мудрый отец и вообще лорд. История его воцарения в моей жизни увлекательна хотя бы потому, что продавец решился мне его продать, только узнав, под каким солнечным и лунным знаком зодиака я родилась. Кроме того, я мечтала о голубоглазом хаски, а когда, наконец, нашла, то вместе с голубоглазым, «в нагрузку», этот безумный астропараноик отдал мне второго щенка, типа бракованного и при том кареглазого, но страстно в свои два месяца бросавшегося мне в объятия. С браком, причем неизлечимым, оказался голубоглазый, и пришлось его вернуть параноику, а кареглазый остался. Был назван Рэй. Рэй Чарльз. Рэй Кавакубо. Ray of light.

Года три назад оказалось, что без продолжения рода никак, его скрестили с такой же благородной леди хаски и получился сын. Сына зовут Чарльз. Ну, то есть вместе они Рэй Чарльз, что позволяет сделать правильный вывод о моих музыкальных пристрастиях. Чарльз — бесконечно улыбающееся, солнцеподобное и ко всем (особенно к дамам всех пород и подвидов) благоволящее существо.

Но моя история — из бурной биографии отца-Рэя.

Как только он подрос, обнаружилось, что он может сорваться с места, убежать с участка, исчезнуть, свалить. За сучкой. Даже если она текла в пяти километрах от дачи. После неоднократных часовых поисков в пижаме в пять утра по Пахре, я судорожно набросилась на специальную литературу. И в американской базовой книге про хаски читаю, написанное черным по белому: если вы, дескать, купили кобеля хаски, учтите, что их сексуальность исключительно высока. И если имеется сучка в соответствующем физическом расположении в двух, трех, восьми километрах, он уйдет ее искать. Просто имейте это в виду — говорит мне американская книжка. И успокаивает: если в доме все в порядке, и отношения с хозяевами гармоничные, он обязательно вернется.

Ну и, в общем, все как по писаному. Рэй регулярно сбегает. А я регулярно совершаю ночные пробежки в исподнем, а днем обклеиваю заборы и деревья Пахры воззваниями, личным телефоном и обещаниями с три короба. Натурально, у него на ошейнике жетон с моим мобильным номером. Но он может заблудиться, его могут покусать, его может сбить машина, мы никогда не будем знать, в какую сторону и на сколько километров он ушел, потому что все, как в американской книжке сказано, — он готов и на очень далекое приключение. Конечно, порядочной и интеллигентной публики в округе оказалось немало, звонили, находили. Да и сам он возвращался, просто порой дня через два. Нервы стали сдавать. И вопрос надо было как-то решать.

И тут как-то раз ко мне на дачу заехал мой друг, журналист Игорь Свинаренко, и, услышав мои скорбные истории про сексуальные подвиги Рэя, говорит: «Слушай, я тут для “Медведя” написал смешную заметку про публичные дома для собак». Я столбенею: «О!»

Так как вся эта затея конфиденциальна, чтобы не сказать, нелегальна, договариваться нужно аккуратно. Но, понимая, что мечта сбылась, я звоню и пытаюсь, так сказать, объясниться.

— Здравствуйте, у меня ну очень сексуальный кобель. Я хочу ему счастья, и мне нужно это как-то обеспечить. Иначе он начинает искать вовне, а это приводит к рискам, которые я не в состоянии выдержать.

И на том конце провода мне говорят: да вообще не вопрос! Вам когда?

— Мне — хоть завтра! Только вот расскажите, что, да как, да почем.

Мне говорят: да вы не волнуйтесь... у нас проституточки очень чистые. Приедем к вам. У вас какой вес?

— У нас килограмм тридцать. А какие у вас породы?

— Ой, ну оно вам надо этим озабочиваться? У вас хаски, да? Ну так у нас есть колли, очень хорошая проституточка. Ему подойдет.

— Ну хорошо. А сколько за выезд?

Оказалось, кстати, недешево. Долларов 50, наверное, в пересчете.

В воскресенье на «жигулях» приезжают две женщины крепких форм, с жесткими коваными лицами. Собака у них в машине, но они ее не выпускают, дескать, давайте, заводим их в дом.

Я говорю: вы что?! Рэй в доме не может, никак. Он привык завоевывать женщин на свободе.

А они хором: слушайте, у нас тут на вашу романтику времени нет. Еще заказов полный день!

Вроде уговорила теток на участок. Из машины выскакивает их жизнерадостная девочка-колли, а тетки ее держат на коротком поводке. И говорят мне: А чой-то он у вас такой нерешительный?

Рэй смотрит на меня, потом на девочку-колли, потом на теток, потом опять на колли. Вижу, у него шок. Он же привык к увлекательным приключениям, к отношениям, так сказать. И не двигается.

  После всех загулов, когда он где-то носился, а я его находила с истерикой и свистом, у него оставалось чувство вины. 

— Чой-то он у вас какой-то вялый, — настаивают тетки.

— Ну, если Рэй вялый, то я — Саддам Хусейн. Он совсем не вялый. Он просто так не может. Давайте отпустим вашу собачку.

— Щас они тут будут развлекаться по вашим угодьям, а нам тут часами ждать?!

Ни в какую тетки не соглашаются: у них бизнес, вызовы.

Я говорю: понимаете, иначе ничего не произойдет. Хаски — про свободу, без нее никуда.

И, как могу, соблазняю их чаем, свежими хачапури, которые только что напекла. Все что угодно, только давайте выпустим собак оттянуться. Вешаю теткам лапшу: участок большой, заборы прекрасные, ничего не случится, и Рэй ее никуда не отпустит, потому что видно, что она ему нравится. Вешаю, вешаю, а у них клиенты ждут, а у нас романтика, жажда свободы и любви.

Искусная риторика и запах свежих хачапури сделали свое дело. Колли спустили с поводка. И тут началось.

Они понеслись друг за другом. Рэй был заметно озадачен, потому что до этого в его жизни были только побеги к чужакам. Туда, где бездомные собаки, потому что за забор, на чужой участок в культурном дачном поселке не забежишь. И судя по травмам, с которыми он возвращался со своих эскапад, парень бился всерьез. Мы его потом зашивали, бинтовали, лечили вонючей мазью, которая сращивает шкуру с тканями, и приводили в божий вид. А тут — никаких тебе препятствий. И у него в глазах было стойкое недоумение.

Разумеется, страсть победила, и все у них произошло, причем по полной программе. Кстати, вся эта беготня и знакомые движения сзади ерунда. А вот когда собаки входят в замок, это и есть самый главный момент — момент абсолютной обездвиженности и экстаза. У обоих — почти стеклянные глаза, и они несколько минут находятся в состоянии полного транса. Я этого никогда прежде не видела, потому что никогда не выписывала собаку-проституточку.

Все закончилось счастливо. Колли уехала. Рэй, усталый, но довольный, пошатываясь, лег на поляну под лилии и пролежал на ней до самого вечера. На морде у него была написана абсолютная благость.

Понимаете, после всех тех загулов, когда он где-то носился, а я его находила с истерикой и свистом, у него оставалось чувство вины. Завершением любого побега были скандал и крик. «Я же тебя восемь часов ищу, где тебя носит, я вся извелась, я боюсь за тебя, у меня нервы сейчас лопнут». И он всегда должен был лебезить, смущаться и извиняться. А здесь в первый раз в жизни — такая вот гармония.

И ты не кричишь, и я доволен. Вот оно счастье.